May 28th, 2015On this day in different years

Блины, растёкшиеся по грудной клетке

В юности у меня не было груди. От слова «совсем». Я была плоская абсолютно. Благодаря этому у меня не выработалась привычка, возникающая у девушек, у которых грудь, хоть небольшая, но есть, и которую я называю «управлять миром буферами».

Уже в школе девицы познают ту власть над умами, которую даруют им собственные молочные железы. Уже в школе у многих девиц возникает стойкое понимание того, что, чтобы почувствовать себя королевой, достаточно показать то, что в лифчике.

Read more...Collapse )

Осатаневшая олигархинька

Я не люблю олигархов, поднявшихся в 90-ые. От них воняет воровством, махинациями, мутными, а нередко и кровавыми схемами. Почти к каждому богачу из 90-ых применима фраза: «Он способен на всё».

В неменьшей степени эта фраза применима к их жёнам -- тухлым, спившимся светским селёдкам. Когда вся страна лежала в ельцинских руинах, они наперегонки сосали «новорусские» члены, а сегодня в свои 40 с небольшим жаждут любви. Большой и чистой. А чего ж её не жаждать, когда времени и денег -- много, а заняться нечем?

Хищные мужья, как правило, со своими тухлыми селёдками не живут, даже если сохраняют с ними видимость семьи. Селёдок, впрочем, это устраивает. Побросав детей на гувернанток или сослав в престижные интернаты, они мечутся по миру в поисках хоть каких-то эмоций.

Сумки «Биркин» давно не приносят им радости, слухи об очередной пассии мужа уже не расстраивают, новые города и страны не удивляют. И только бутылка вина и заинтересованный взгляд какого-нибудь проходимца даёт тухлым селёдкам возможность почувствовать себя по-бабьи живыми. Обмен взглядами между селёдками и проходимцами часто заканчивается романами.



Read more...Collapse )