Category: архитектура

Галкин в Грязи

В деревне Грязь, где стоит замок Галкина и Пугачёвой, кто-то хочет построить высотки. За замком прабабушки и её, мягко говоря, странного мужа есть пустырь. На нём и планируется строительство многоквартирных домов.




Фото: Соцсети

Во всей этой истории меня покоробило одно: в своём противостоянии с застройщиком высоток жители района, включая Галкина, решили использовать тему Великой Отечественной войны.

Collapse )
promo lena-miro.ru январь 12, 2012 22:39
Buy for 9 000 tokens
Если у вас стоит задача не просто отработать рекламный бюджет и отделаться, а сделать так, чтобы информация о ваших товарах или услугах принесла результат в виде роста продаж и узнаваемости бренда, вы можете разместить свой рекламный пост у меня в блоге. Мой блог -- один из самых популярных в ЖЖ.…

Секрет жизни

Выход есть всегда. Из любой ситуации. Вы можете либо изменить обстоятельства, либо своё отношение к ним. Второе -- всегда. Первое -- в 99% случаев.

Вы живёте не так, как вам хотелось бы, только потому, что принимаете то, что изменить можно, за то, что изменить нельзя. Находясь в комнате с двумя, тремя, четырьмя дверьми и пятью окнами до кучи, вы их либо не видите, либо вам лень и страшно их открыть.


Фото: Getty Images


Слишком высоко, слишком сложный замок, да и дует что-то из под двери. Вообще непонятно, что за этой дверью находится. Вдруг пропасть? Повешу-ка я лучше ещё один замок на дверь своих желаний. На всякий случай. Мало ли что?

Collapse )

Шариковы против Исаакия

Вчера в Питере прошла акция против передачи собора церкви. Упоротые граждане протестовали -- у них был повод. Решением губернатора Петербурга в Исаакиевский собор бесплатно впустили священнослужителей на 49 лет.

В пятницу, 13 числа, около тысячи человек съехались к храму, чтобы побороться за всё плохое против всего хорошего. Упоротые требовали оставить музей, а священников в церковь не пускать.


Фото: Фото: Валентина Антонова

Что происходит с Исаакием? Давайте разбираться.

Collapse )

Нафига мы их кормим?

Вы знаете, сколько дармоедов мы кормим? Нет, это не только клоуны, которых знает вся страна. Большинство из них вы даже не знаете -- это местного уровня деятели, которые хотят побольше денег.

Вместо того, чтобы заняться хоть каким-нибудь полезным делом, они активно страдают хренью. Например, увидела на днях в Фейсбуке одного такого -- депутат Басманного округа Москвы Евгений Будник.


Скриншот: facebook.com

Чем занят Жендяй на государственной службе? А я расскажу.

Collapse )

Европейская столица

Я очень люблю Европу. Нет, не за их политику -- она как раз отвратительна, а за архитектуру старинных улиц.



Домики с черепичной крышей, пешеходные улочки, там особая атмосфера уюта. Мне всегда не хватало этой старины в России, где серые «панельки» выстроились серыми же рядочками.

Понравилась фотка? Купились? А это -- и не Европа, а наша столица!

В последние годы, гуляя вечерами в Москве, я всё чаще стала ловить ощущение, что нахожусь в Европе. Смотрите сами, вот несколько фотографий.

Collapse )

Когда люди уходят

В Петербурге у меня возникло некое понимание того, когда, как и почему человек уходит. Всё дело в том, когда он заканчивает своё дело здесь, завершает то, чем занимался долгие годы, ему больше нечего делать. Главное он выполнил.

Архитектор Монферран строил Исаакиевский собор двадцать семь лет. Это был действительно большой труд: его перестраивали, были сложности с финансированием, короче, собор стал делом его жизни.

Через месяц после окончания строительства, Монферран простудился и умер.


На колоннаде Исаакиевского собора.


Collapse )

Пофантазируем

Представьте, что у вас есть миллион. Или нет, миллиард. А может, и два. Неважно, откуда. Свалились с неба, выиграли в лотерею, отняли, нашли, получили наследство. В общем, у вас появились деньги, а сумма неограниченна.

Но деньги не простые, а целевые. Их нельзя тратить на казино, секс, наркотики. Их нельзя спустить и на благотворительность, их вам дали только на решение одной проблемы. Какой?

Collapse )

Александра

* Паперть Нотр-Дам – в данном случае, название площади, выходящей к фасаду Собора Парижской Богоматери.
* «parvis» (фр. - «паперть») – слово, пришедшее из латинского языка, «paradisus» - рай.
* Александра (гр. – защитница [людей]) – обладающая мужеством оберегать.

Когда самолёт свалился в штопор, поросячий визг в салоне сменился гробовой тишиной. За секунду до падения перед глазами Александры вспыхнул белый свет, и уже через мгновение она стояла на Паперти собора Парижской Богоматери.

Было раннее утро. Остров Сите, обычно столь многолюдный и вечно оглушённый многоязыковым гомоном, сейчас словно замер, застыв для единственной души, оказавшейся здесь. Сердце Парижа остановилось, перестав биться. Улица Риволи, аортой ведущая к Лувру, опустела, левый берег Сены покрылся туманом. Свинцовые воды реки гладью зеркала отражали низко-нависшее небо.


Александра, поражённая тишиной, ступив пару шагов, прошла мимо Чаши Жертвоприношений. Осторожно заглянув внутрь Собора через приоткрытые двери, она испуганно замерла и
оглянулась. Каменные вестники Страшного Суда, беззвучно слетев с тимпана, подхватили девушку под руки и повели в глубину храма, к алтарю, перед которым на коленях молилась молодая красивая женщина.

– Не бойся, – встав, улыбнулась она Александре и, видя как та дрожит в руках ангелов, махнула рукой им: – Отпустите её.
Ангелы, склонившись, сделали шаг назад.
– Меня зовут Мериам, – женщина подошла к Александре и прикоснулась к её щеке. – Ты пришла слишком рано, девочка. Тебе придётся вернуться.
– Я умерла? – выдавила из себя девушка, испугавшись своего вопроса.
– Умерла? – Мириам улыбалась всё шире, – Ну, что ты, разве ты можешь умереть?
Александра дрожала, то, что подразумевалось в ответе Мириам, она давно знала. Ещё в детстве девочка поняла, что чем-то неуловимым она отличается от других. Её боль от случайных несчастий или закономерных трагедий, будь то разбитая коленка подружки или смерть на войне в далёкой стране, о которой говорили в новостях, была глубже, сильнее и происходила именно оттого, что она сама
была избавлена от такого.

Мириам внимательно наблюдала, видя как испуг и растерянность на лице Александры сменяется пониманием. Дождавшись, когда девушка окончательно пришла в себя, она сказала:
– Возвращайся в мир, тебе пора.
Александра резко отступила назад. Нет, теперь в её планы не входило, возвращаться одной. Каким-то особым зрением она уже видела, как пассажиры разбившегося самолёта собрались перед Собором и выстроились молчаливой стеной. Они молчали, даже маленькая девочка, сидевшая через ряд от Александры и прорыдавшая весь полёт, теперь притихла. Их всех ждала иная судьба, они закончили свой земной путь.

Мириам внимательно посмотрела в глаза Александре. Ещё сомневаясь, она не спешила говорить то, о чём девушка наверное уже догадалась.
– Я имею право спасти их, – отчеканила Александра, найдя в нерешительности Мириам подтверждение своей силы.
– Имеешь. Но осознаёшь ли последствия?
– За каждый их грех отвечать буду я.

Мириам утвердительно кивнула.

Александра проснулась от ласкового прикосновения к
плечу. Бортпроводница, объявившая посадку, склонилась над девушкой и просила пристегнуть ремни. После шестичасового перелёта пассажиры потягивалась, многие чему-то улыбались. Даже девочка, плакавшая в начале полёта, теперь успокоилась и причёсывала свою куклу.

Александра смотрела в лицо каждому из них – хорошим, плохим, разным людям, понимая, какой груз она взяла на себя. Они смотрели в ответ и благодарно улыбались, словно обещая не подвести.

Пока вы тухнете...

"Доброжелатели" мне то перекаченность шьют, то упрекают в отсутствии мышечности, которая бывает у профессиональных спортсменок, то нудят, что жопа у меня плоская, то ляжки толстые, то руки слишком худые.Теперь вот выяснилось, что я -- анорексичка.

Ох, ну не знаю... Пока вы херней в ЖЖ маетесь, обсуждая мою жопу, я ее качаю, чего и вам желаю, гы:



Но, вообще, чисто по-человечески я вас очень понимаю: проще обосрать и успокоиться, чем что-то сделать.

Тело -- это дом, в котором живет личность. Можно, живя в вонючем бараке, критиковать крутые особняки, а можно задаться целью и построить свой дом: красивый, тот, которым вы будете гордиться. Что выбираете вы?

Замок герцога Синяя Борода

Занесло меня вчера в оперу.



Нда... По сравнению с Синей Бородой Ганнибал Лектор нервно курит в сторонке и грызет ногти.

Пока дура Юдит (в исполнении, кстати, красивого бабца) мечется по сцене, сначала мягко, а потом и настырно требуя открыть ей все двери, герцог – милый домашний овощ в подтяжках – долдонит ей о своей любви и о том, что двери открывать не надо.

Но Юдит это глубоко до пизды. Открой и все! Бегает, то и дело вляпываясь в кровь, и, кажется, даже не без удовольствия ее по себе размазывает.

Ну, и дооткрывалась... Из предпоследней двери выходит орава зашуганных детей, по команде папаши ему салютующих, а из последней, седьмой, -- сами жены: рыхлые, еле передвигающиеся, в синяках. Дичь дикая.

Именно в этот момент тихий пожилой мужчина и оборачивается монстром: натягивает гусарский мундир, а искалеченные жены и вместе с ними Юдит, покорно ложатся вокруг него, раздвинув ноги. У жен они – в жутких кровоподтеках, у Юдит – пока нет.

Финал: герцог направляет на лоно Юдит саблю. Занавес.

Заебись, как позитивно, правда?

Но, вообще, мне понравилось. Во-первых, музыка хороша. Во-вторых, всего одно действие, которое длится час. Ну, а в-третьих, прикольно. Слабонервным все же не рекомендую.