November 1st, 2010

О новой любви. Briefly.

Кажется, с новой влюбленностью я вас (а прежде всего – себя) ввела в заблуждение: как только Димыч яростно покидал носки-трусы в чемодан и очистил от своего присутствия мои квадратные метры, Игорь стал мне глубоко по сараю. Более того: раздражает дурацкими звонками и смс.

Я ему все популярно объяснила: «Не могу с тобой встретиться. Времени нет». Вместо того чтобы интеллигентно свалить, хуй, которого я в глаза не видела и в руках не держала, вдруг выкатывает типа убийственно едкую фразу: «Чем это ты таким занята?»

Не стала вдаваться в подробности: просто положила трубку. А еще призналась себе в том, что Игорь – уловка, с помощью которой я выперла из своей жизни Димыча. Почему-то не захотела сказать ему: «Дим, иди в хуй: я хочу жить одна. Когда ты целую неделю торчишь у меня, я бешусь». Наверное, потому, что это неромантично. А вот «Дим, ты извини, но я влюбилась» -- вполне себе духовно.

Сейчас скажу крамольную вещь: мне не нужен мужчина, у меня и так все есть. Признавать это, вроде как, не принято. Принято «искать свою любовь»: не находить, потом находить, ошибаться, обжигаться и влюбляться снова. Но мне вся эта возня – что-то сильно в лом. Я действительно очень неплохо устроилась в жизни, и мне нет нужды пристраиваться к кому-то еще (эмоционально, материально, сексуально). Мне сейчас (и всегда, если честно, было) удобно одной. К чему обманывать и обманываться, раз уж я – абсолютно не парное животное?

ЗЫ! Как и всякое чудовище, я очень сентиментальна, поэтому вот вам песенка моего первоноябрьского утра:

promo lena-miro.ru январь 12, 2012 22:39
Buy for 9 000 tokens
Если у вас стоит задача не просто отработать рекламный бюджет и отделаться, а сделать так, чтобы информация о ваших товарах или услугах принесла результат в виде роста продаж и узнаваемости бренда, вы можете разместить свой рекламный пост у меня в блоге. Мой блог -- один из самых популярных в ЖЖ.…

Про любовь и про бабло.

Жаль, что меня читают не 18-летние – умные, четкие и амбициозные, а 30-летние – глупые и претендующие на успех, коего у них нет и вряд ли будет. Ну, и еще 40-летние ремонтно-кухонные матроны. Для первых я – объект ментальной дрочки, для вторых – НЛО. Врочем, мне срать и на тех, и на других.

Хочу обратиться к девочкам образца десятилетней давности меня. Хотя вряд ли такие сюда забредут. Им некогда. Они жадные. Жадные до всего: до жизни, до денег, до впечатлений, до мужиков. Они одинаково загораются как при виде понтовой тачки у клуба, так и при виде загорелого прокачанного тела на пляже. Они любят хуи, бабло и сантименты, поэтому влюбляются в сентиментальных, но недоразвитых бандюганов, которые зимой на джипах, а летом на кабрио и круглый год заказывают в кабаках что-то вроде:



Черт. Пять бокалов – это все-таки перебор. Ведь таких девочек больше нет. Канули вместе со мной и другими в 90-ых. Кто-то выплыл с мужем и карапузом, кто-то канул как я и Светка с баблом, кто-то просто канул. Без нихуя.

Сменились модели тачек (тот Mitsubishi Pajero, который я так старательно и под эгидой «ни шагу назад» вы-ца-ра-пы-ва-ла из Эдика в 99-ом, уже сильно неактуален), сменились запросы и ориентиры.

Получив все, мы теперь ориентируемся на любовь. Даже просим ее. Молим о ней, стоя со свечкой в храме Христа Спасителя с пьяными, предварительно «ованиленнымии» слезами на блядских глазах. А вот хуй нам, сукам!

Ибо когда нам было по 18, мы отказывались целоваться с влюбленными в нас по самые уши однокурсниками. Мы предпочли 33-летних бандюганов на «бэхах», потому что были умнее и злее, чем те Маша и Оля, которые «за любовь». Наши сердца бились в ритме «Бригады», а глаза загорались при виде шкурок и бриллиантов. И при этом мы любили... Очень любили своих мужчин.

Я хорошо помню тот день, когда оказалась в меховом салоне. Случайно. С подружкой. Она примеряет шубку, и вдруг продавщица бросает мне на плечи золотую норку. Пятьдесят три тысячи. Смешные сейчас, но немыслимые по тем временам деньги. А я – визуал, и я никогда не видела себя столь красивой. И вот тогда мне стало надо. И не только шубку, но и белые брюки Escada (600 баксов) и очки Versace (кажется, 300, а, может, 500). И именно в тот момент в моей жизни появился Эдик.

А потом Эдик не смог купить мне Pajero, а купил «десятку». Белую-белую. Новенькую. Но я хотела джЫп, поэтому променяла Эдика на Лондон. В Лондоне был Гедас, с которым мы открыли дискотеки, но которого я променяла на Мишку. Потому что влюбилась. С ма-а-аленькой оговоркой: у Мишки было больше бабла. Потом Забелин. У того – еще больше. Да и Мишка удачно умер. Как нельзя кстати. Оставив мне кое-что для самопрезентации перед Забелиным. Так-то.

Я не говорю, что бабло – это плохо. Бабло – это охуительно, и если ты продвинутый юзер, то оно у тебя будет. Только вот о любви блажить не надо, потому что в ходе «юзанья» кое-какие функции атрофируются. Это понимаю я, понимает Светка. Хотелось бы, чтобы понимали телочки, у которых сейчас стоит на брюли, бренды и сантименты. Тридцатилетние дуры с ипотеками и съемными хатами, вам – быстро качать жопу и выходить замуж за первого попавшегося Беню Ебанова. Вы проиграли. Вам точно ничего не светит. Вы не успели.

Хотя... Мы со Светкой успели. И что? Ну, бабло. Хотя... Бабло – это охуительно. Точка.

Мораль: всегда найдется тот, у кого больше бабла, как, впрочем, и наступит момент, когда тебе это не нужно.