miss_tramell

5 минут на прочтение

ЖЖ рекомендует
Категории:

Он её бьёт

Посмотрела 1 сезон «Большой маленькой лжи». Через весь сезон красной нитью проходит тема домашнего насилия.

С виду в паре всё прилично: здоровы, красивы, богаты. В перерыве между побоями играют с детьми, занимаются сексом, смеются даже иногда. Но у этой пары есть маленький, грязный секрет, о котором они ни с кем не говорят.


Фото: Getty Images

Он её бьёт.


Однако слово «бьёт» и он, и она до последнего не произносят. Даже на приёме у психотерапевта используют фразы «Он меня хватает» или «У нас -- агрессивный секс».

Просто «хватает» там и не пахнет. Там -- откровенные удары и оплеухи. Но даже если бы просто хватал за грудки, пусть и без ударов, как такое можно терпеть?!

Как можно терпеть рядом с собой мужчину, который грубо тебя хватает, орёт на тебя, словно ты -- нассавший на ковёр щенок?

Почему женщины не уходят от уродов? Ну, почему?! Это же так просто -- встать и уйти.

Вы, конечно, можете сказать, что дело -- в зависимости от мужчины, включая финансовую. Но я видела пары, в которых женщины не уходили от уродов, даже если были финансово от них независимы. Нормально зарабатывали, имели своё жильё, не имели общих детей, но продолжали терпеть побои и унижения.

Почему?!

До просмотра этого сериала я никак не могла до конца понять, почему женщины не уходят от тех, кто их бьёт?

Больше скажу: почему женщины не признаются даже себе в том, что их бьют?

«Мне стыдно», -- призналась Селеста -- героиня «Большой маленькой лжи».

Вот до этого я додуматься никак не могла. Я не понимала, что женщины, которых бьют, часто испытывают стыд. Я исходила из того, что, если бы ударили меня, я бы очень разозлилась, и ярость была бы моим доминантным чувством. При чём тут стыд?! По моей логике, стыдно должно быть тому, кто ударил, но никак не той, кого ударили.

Однако часто наши чувства идут вразрез с логикой. Женщины, которых бьют, может, и испытывают злость, но чувство стыда сильнее.

И именно чувство стыда заставляет женщин скрывать то, что происходит дома. Скрывать даже от самых близких. Скрывать и даже пытаться оправдать обидчика, потому что, если убедить себя в том, что побои заслуженны, что сама спровоцировала, что сама нанесла первый удар ему, а он только ответил, то не так стыдно. Не так стыдно перед собой за то, что тебя бьют. Бьют заслуженно, бьют не просто так, как какую-то обоссанную терпилу.

«Я часто сама первая его бью», -- говорит Селеста, и это «сама» даёт ей возможность хоть как-то сохранить достоинство в своих глазах и продолжать держаться за отношения с мужем. Отношения ужасные, но она к ним привыкла. Да, к ужасу тоже можно привыкнуть и бояться из него выйти.

«Моя самооценка напрямую зависит от того, как меня видят окружающие», -- говорит Селеста. А видят они красивую и богатую «счастливую жену и маму», идущую в обнимку с обаятельным, галантным мужем, при взгляде на которого и не подумаешь, что он -- урод. Урод, который бьёт жену.

Это называется «гордыня». Такой женщине важнее казаться, а не быть. И за то, чтобы казаться, она готова заплатить очень высокую цену.

Я не верю в то, что женщинам, которых бьют, некуда пойти. Куда пойти, есть всегда.

Надо хотеть уйти. Хотеть не держаться за отношения, сохраняя для окружающих картинку счастливой жизни, а хотеть уйти, чтобы построить новую, по-настоящему счастливую жизнь.Жизнь, в которой может случиться всякое, но побоев там точно не будет.

К чему это я? Ах, да: девочки, уходите. Держаться там не за что и верить там нечему.

А вас били дома? Чем дело кончилось?

Пацаны, а вы били женщин? И как себя при этом чувствовали?

Под словом «бить» я понимаю любое физическое воздействие, включая хватание за грудки.


Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Ошибка

В этом журнале запрещены анонимные комментарии

Картинка по умолчанию

Ваш ответ будет скрыт